13:35 

Безумный шаман

ladyvoltron
Бесконечных побед на бесконечном пути! / Борец за права плавмаяков и самолётов
Безумный шаман

Пятиярусная парковка располагалась между двумя частями аэропорта – собственно гражданским аэропортом и военной авиабазой. Строго говоря, аэропорт изначально полностью был авиабазой. Потом его разделили и пристроили аэровокзал. И конечно, парковочные гаражи. Да и весь район в этом пригороде столицы штата Джорджия сильно изменился, обрастая офисными зданиями.
В одном из офисных зданий, так называемой Технобашне, работал молодой человек. Высокий, с тёмными вьющимися волосами, завязанными в хвост, и карими глазами. Но сейчас, после работы, он находился на верхнем открытом ярусе парковки возле аэропорта. Одетый в длинный чёрный плащ, и с гитарой в руках.
Аллен Майер, программист.
Проводил он время на этой парковке нетипично для программиста. Чаще всего он стоял и пел, аккомпанируя себе на гитаре. Чехол от гитары лежал тут же рядом. Редкие посетители, парковавшиеся на верхней площадке, с некоторым удивлением смотрели на него.
Помимо программирования, Аллен сочинял песни и иногда по выходным пел в рок-клубе. А на эту парковку приходил почти каждый день. С гитарой, которую всегда клал на задние сидения машины, когда собирался на работу. После работы оставлял машину на бесплатной стоянке Технобашни, брал с собой гитару и шёл к парковочному гаражу.
Чтобы петь для самолётов.
Странная идея, вдруг стукнувшая ему в голову. Раньше, ещё будучи студентом, он пел на улице. В чехол от гитары ему бросали монеты. Но сейчас его единственным местом пения на открытом воздухе стала эта парковка. Денег ему не было нужно. Просто – открытое пространство. Небо. Облака. И крылатые обитатели неба.
Сначала Аллен решил, что на почве рок-музыки у него поехала крыша. Но потом нечаянно выяснил, почему его так тянет петь именно возле аэродрома. В Технобашне говорили о живых крыльях. Разумных самолётах, созданных инопланетной цивилизацией, но сейчас поддерживаемых землянами. И некоторые из живых крыльев появляются здесь.
Аэропорт не такой уж большой. Две взлётно-посадочные полосы. Используемые как гражданскими, так и учебными военными. Аллен между делом научился различать типы самолётов. Задумывался, кто из них – живые. В гражданской авиации, скорее всего, их нет - ведь если бы были, об этом указывалась информация на табло. А вот среди военных... Кто-то из этих C-130 «Геркулесов»? Или DC-10, летающий заправщик? Или... Залётные гости?
Дело в том, что ВПП использовались не только для здешних военных. Аллен не раз наблюдал «прикосновение». Самолёт снижается, касается задними шасси посадочной полосы, но не тормозится, а снова уходит вверх. И больше не возвращается. Аллен не раз видел такой маневр у F-16, которых на базе не было – просто пролетали мимо.
Однажды он увидел самолёт, который охарактеризовал как стратегический бомбардировщик. Потом выяснил, что – да, стратег, с четырьмя реактивными двигателями и изменяемой стреловидностью крыла. B-1 Lancer. По бортовому номеру он узнал в Интернете, что самолёт – живое крыло. Инструктор экипажей стратегических бомбардировщиков. С личным именем Лана Лэнс.
И почувствовал, что теперь каждый раз ждёт появления этого самолёта. Приходил с гитарой в обычное время. Специально приезжал на работу пораньше, чтобы раньше уйти из офиса и не пропустить короткого появления Ланы.
Самолёт стал появляться чаще. Точно так же – снижаясь, касаясь ВПП задними шасси и снова уходя вверх.
«У меня точно едет крыша, - размышлял программист. – Надо к психоаналитику. И к психиатру». Подумав, он решил, что прежде чем обращаться к врачам, нужно что-нибудь разузнать про живые крылья и их отношения с людьми. И начал читать Интернет по теме живых крыльев. Не ищет ли он, Аллен, бессознательно с этим самолётом то, что называют Узы?..
***
В этот осенний день шёл дождь, и Аллен не вытаскивал гитару из чехла. Фотоаппарат из-за дождя он даже не взял с собой. Просто стоял и ждал обычного времени. Дождь начал усиливаться, и чтобы не мокнуть без конца, Аллен спустился на четвёртый, закрытый ярус парковки. Стряхнул капли дождя с длинного чёрного плаща и подошёл к двоим знакомым фотоспоттерам, тоже обосновавшимся на четвёртом ярусе.
Майк и Бен. У худощавого Майка – явная примесь латиноамериканской крови. Полноватый Бен – мулат. У Майка – камера с длиннофокусным объективом. У Бена – радиоаппарат, прослушивающий голоса пилотов. Аллена они шутя называют – «безумный рокер». Просто потому, что он им сказал, что играет на гитаре и поёт для самолётов.
- Что, безумный рокер, сегодня не климат играть на гитаре? – сочувственно спросил Бен.
- Не климат, - отозвался Аллен. – Дождь усиливается. А петь под низким потолком я не люблю. Фотографировать тоже. Кстати, можно послушать переговоры пилотов и диспетчеров?
Среди голосов пилотов в радиоэфире – женский. И как будто странно знакомый.
- Одна из пилотов B-1 - женщина, - пояснил Майк. - Она сейчас и проводит маневр с посадкой и немедленным взлётом.
- Скажите, - внезапно осмелился Аллен. – С вашего прибора я могу послать пилоту сигнал?
- Ну уж нет, - возразил фотоспоттер с радиоустройством. Аллен настаивал:
- Бен, дай попробую. Женский голос – это голос живого крыла. Живые крылья слышат то, что не слышим мы. Я читал об этом в Сети.
- Ну ладно, give it a try. И убедись, что не получится. Это же чисто для прослушки, – Бен передал Аллену радиоустройство.
- Лана. – проговорил Аллен, поднеся радиоустройство к губам. И вдруг добавил: – Лаанджиа.
Как будто бы у него в сознании вдруг вспыхнуло имя самолёта на языке живых крыльев...
Сначала в эфире возникла короткая пауза. А потом изменились разговоры пилотов и диспетчеров. Женский голос запрашивал посадку с полной остановкой. Бен сначала посмотрел на Аллена округлившимися глазами. Затем выхватил радиоустройство:
- Ты что, ещё и шаман? И чего нашаманил? Теперь происходит какая-то фигня! B-1 не предполагалось здесь садиться! Должен коснуться ВПП и уйти. Это же часть тренировочного упражнения для экипажа!
Все трое прилипли к металлической сетке, ограждающей этот ярус парковки. B-1 действительно села. Затем развернулась и поехала в сторону военной авиабазы. Но на площадку авиабазы не зарулила. Остановилась, высаживая нескольких человек – экипаж, который тренировала. Бен засунул радиоустройство в задний карман джинсов и достал из рюкзака бинокль.
- Не скажу, что люди довольны внезапной высадкой. Посмотри сам, - он протянул бинокль Аллену.
Аллен смотрел, как, подискутировав с самолётом, военные направились к зданию авиабазы. B-1 сдвинулась с места и начала рулить... неужели к гражданскому аэропорту? Как оказалось, нет. Она развернулась и заехала на площадку, вообще-то предназначенную для небольших частных самолётов. Площадка как раз находилась перед парковкой и хорошо просматривалась с высоты.
Аллен вдруг почувствовал: B-1 Lancer на него смотрит и как будто зовёт. Вернул бинокль. Схватил чехол с гитарой, закинул за спину и сбежал вниз по лестнице. Майк и Бен сверху видели, как он, в длинном чёрном плаще, с гитарным чехлом за спиной, выскочил из-под навеса парковки. Подбежал к металлической решётке, ограждавшей частную площадку аэропорта.
- Майк, снимай! – Бен подтолкнул друга в бок.
B-1 Lancer подъехала почти к самому ограждению. Аллен не замечал, что волосы полностью вымочены дождём и струи воды стекают по лицу. Ему казалось, что он погружается во взгляд самолёта, хотя, конечно, у самолётов нет глаз.
Она предлагает ему союз. Сначала молча, как бы мысленным сигналом. Потом повторив тихим голосом:
- Аллен... Я часто видела... и чувствовала тебя. И давно хотела предложить тебе Узы.
- Лана... Я, если честно... сам хотел тебе предложить, - признался Аллен. – Но не знал, как. Ты ведь здесь не останавливаешься.
- Сегодня остановилась, - проговорила самолёт и тихо добавила: - Мы теперь союзники, Аллен.
Она так близко, но из-за ограждения ему нельзя до неё дотронуться. Аллен сжал до боли в пальцах разделяющую их металлическую сетку ограждения. Ему хотелось порвать эту сетку. Но разве такое возможно человеческими руками? Или он не понимает, что это невозможно, потому что начал так и делать?.. Нет, кажется, отчасти это удалось. Но он порезался. По ладоням стекали капли крови.
- Аллен, нам позволят встретиться, - мягко проговорила Лана. – А сейчас ты поранился. Не ранься больше. Береги себя.
Надо сказать, на всех ярусах парковки начали собираться зрители. К парковке подъехал микроавтобус с базы. Оттуда вышли двое военных. Сюда же прибыла полицейская машина из гражданского аэропорта.
- Мда, допелись вы, молодой человек, - констатировал один из полицейских, осмотрев Аллена, и спросил коллегу в машине: - Марк, дай аптечку. У парня все руки в крови.
Пока полицейский, отведя Аллена под навес, обрабатывал антисептиком и перевязывал ему ладони, военные выговаривали самолёту:
- Лана, вы сорвали учебное задание! По поводу Уз надо было связаться с нами, а не прерывать тренировку. Встречу с союзником мы бы организовали. Так что вам – штраф и три дня простоя на базе. Без права взлёта. Вы и гражданских диспетчеров переполошили. А ваш экипаж раздосадован по самое не могу.
На площадку для частных самолётов тем временем подъехал ещё микроавтобус с авиабазы, а также машина с топливной цистерной. Вышедшие техники подсоединили шланги к крыльям B-1. Видимо, для откачивания топлива. Военные, высказав живому крылу всё, что считали нужным, вернулись к Аллену:
- Садитесь в машину. Полковник Рэйвен отвезёт вас на базу. А я прослежу, чтобы Лану оттянули на нашу площадку.
Вскоре Аллен сидел в машине, рядом со вторым военным - полковником Рэйвеном.
- На нашей авиабазе нет технопсихолога, потому что у нас не работают живые крылья, - говорил полковник, ведя микроавтобус. – Но попробую объяснить, что произошло. Очень сильный эмоциональный контакт между вами и самолётом. Такой сильный, что вы даже дёргали стальную сетку, явно желая попасть к живому крылу. Как я понимаю, вы с Ланой заключили Узы?
- Да, - кивнул Аллен.
- Значит, придётся вызывать технопсихолога с другой военной базы, - решил Рэйвен. Аллен удивился:
- А разве в гражданском аэропорту их нет?
- Есть, но вам нужен именно военный. Потому что если решились, то придётся подписывать документы, которых нет в гражданском аэропорту. Да и гражданские технопсихологи в них не разбираются. Всё, мы приехали.
Полковник остановился на въезде, где располагался КПП. Рэйвена дежурный, конечно же, знал и махнул рукой, даже не спрашивая документы. А вот у Аллена спросил.
- Я права забыл в машине, - сказал Аллен. – Часто забываю.
Права в Америке, по сути, заменяют удостоверение личности. Полковник тяжело вздохнул:
- Их с собой надо носить. Ладно, представлю вас сам.
Он обратился к дежурному:
- Аллен Майер, 26 лет, программист фирмы «Парасофт». И второй виновник сегодняшнего происшествия. Беру его под свою ответственность.
- Знал бы, что так получится – не пел бы на крыше, - извиняюще проговорил Аллен.
- Ладно, проезжайте, - разрешил дежурный. Полковник сдвинул микроавтобус с места и въехал на территорию базы. Хитро подмигнул молодому человеку:
- А по-моему, вы пели на крыше именно с целью заключить союз с живым крылом.
Он остановил микроавтобус на краю лётного поля. Аллен увидел два турбовинтовых десантно-транспортных самолета. Оба - C-130 Геркулес, знал он. С четырьмя двигателями. Но только один, окрашенный в серый цвет – с четырёхлопастными двигателями. У второго, окрашенного в камуфляжные цвета – двигатели с шестью лопастями. А также Аллен заметил, как тягач втаскивает Лану на площадку для военных самолётов. И задержал на ней взгляд.
Если раньше ему нравился её красивый, отточенный силуэт, то теперь – не только это. А может, ему тогда бессознательно нравилось что-то ещё в ней помимо дизайна... Он никак не мог забыть её взгляд, в который недавно погружался.
Они вышли из микроавтобуса и прошли в здание. Встречные бросали на Аллена изучающие взгляды. Все на авиабазе уже знали, что полковник Рэйвен привезёт молодого человека, из-за которого B-1 сорвала тренировку.
Высокий, с вьющимися тёмными волосами, завязанными в хвост, и гитарой в чехле за спиной. Сейчас – в длинном плаще, делавшем его похожим то ли на романтического героя, то ли на гота. Многие видели его и раньше. Парковка, где он пел на верхнем, открытом ярусе, находится рядом с базой. Служащие на базе, конечно, знали, что эту парковку любят фотоспоттеры. Но так, чтобы фотоспоттер притаскивал с собой гитару и пел – подобного они ни разу в жизни не видели.
Полковник собрал коллег в небольшом зале для совещаний. Окно в зале – с видом на аэродром. За окном по-прежнему шёл дождь, стуча по стеклу. И по обшивкам самолётов, стоящих под открытым небом. Включая Лану...
Военные с интересом расспрашивали Аллена о встрече с живым крылом. Аллен рассеянно отвечал. И ощущал, что Лана ждёт его.
В зал для совещаний неожиданно без стука ворвался молодой парнишка в камуфляже. Остановился, коротко отдав честь:
- Прошу прощения. Нам был срочный звонок! От Сьюзан Найтоул, технопсихолога B-1 Ланы Лэнс. Я сказал, что мы сейчас разговариваем с союзником её подопечной. Она потребовала немедленно это прекратить. Завтра в восемь утра она будет на нашей базе. Со своим помощником из ФБР. И Аллен Майер должен быть здесь в девять. Во всяком случае не позже половины десятого.
Полковник Рэйвен немного помолчал.
- Если это запрос от военного технопсихолога номер один в США, нам нужно закрывать дискуссию.
- У меня завтра рабочий день, - несколько растерянно отозвался Аллен. – Отгул на завтра брать надо было сегодня. Такие правила в нашей фирме. А сейчас уже и в офисе никого нет.
- Мы организуем ваш вынужденный отгул, - постарался успокоить полковник Рэйвен. - С объяснением причин. Позвоним утром в вашу фирму. У вас есть с собой визитная карточка? Там должен быть телефон.
- Нет, - вздохнул Аллен. – Постоянно забываю их в офисе.
- Ну хотя бы дайте адрес вебсайта фирмы, - посоветовал Рэйвен. – Мы найдём контактный телефон.
Аллен надиктовал адрес вебсайта. А также мобильный телефон Берта, директора. Обычно отгулы рапортовались именно директору их небольшой фирмы.
- Сейчас вас отвезут домой на джипе, - сообщил полковник Рэйвен. – И завтра утром заберут из дома. Встреча с мисс Найтоул – очень важная для нас всех. Особенно для вас.
- А я могу сейчас... встретиться с Ланой? – спросил Аллен. Полковник покачал головой:
- Насколько я знаю, мисс Найтоул советует после первого сильного эмпатического контакта взять отдых. И вам, и союзнице.
- А ещё – записывать сны! – добавил улыбчивый парнишка-лейтенант, принёсший известие о телефонном звонке. Полковник Рэйвен ободряюще улыбнулся:
- У вас с Ланой завтра будет встреча. Сейчас по приезду домой примите успокоительное и отдыхайте.
***
Аллен долго не мог заснуть. Потом наступила полудрёма со странными, неотчётливыми сюжетами. Как будто программные глюки. Но после он увидел себя в кабине военного самолёта. Он сидел в левом кресле. А в правом была закреплена его гитара в чехле.
Из сна его вырвал звонок мобильника.
- Доброе утро, мистер Аллен Майер! – послышался знакомый голос, кажется, вчерашнего парнишки, влетевшего в зал для собраний с сообщением о важном телефонном звонке. - Это лейтенант Эндрю Томпсон с авиабазы. Мы вчера встречались. Мисс Найтоул уже на авиабазе. Я сейчас жду вас в машине возле вашего дома.
- Я тоже сейчас!
Аллен вскочил, умылся, надел рубашку с короткими рукавами и джинсы. Поверх рубашки накинул привычный плащ. И зачем-то прихватил гитару в чехле, хотя логичнее было бы взять сумку с ноутбуком.
- С фирмой «Парасофт», где вы работаете, мы связались в девять утра, - говорил Эндрю, светловолосый улыбчивый парнишка, ведя джип. – Объяснили ситуацию. Вам выделены не просто отгулы, а два выходных дня. И возможность сменить работу.
- Так что, меня увольняют? – встревожился Аллен. Эндрю ободряюще улыбнулся:
- Нет, это не увольнение. Возможность перебраться туда, где базируется B-1 Лана Лэнс. В «Парасофте» вы на очень хорошем счету. Но бывает, что меняется жизненная ситуация. Может потребоваться срочный переезд. Так что ваш директор Берт Ньюкасл даст вам рекомендацию в фирму, где захотите устроиться.
Аллен облегчённо вздохнул. И всё же спросил:
- А мои коллеги все знают о том... что я теперь союзник живого крыла?
- Не все. Мистер Ньюкасл расскажет об этом только когда сочтёт нужным. Сейчас два выходных объявлены в связи с вашими личными обстоятельствами. Ну что такое! – вскричал он, тормозя машину. – Этот медленный светофор! Когда он переключится на зелёный?
- Действительно тормозной, - согласился Аллен. – Нередко стою перед ним, когда еду на работу.
- Руки ваши как? – спросил Эндрю. – Мы почему и решили отвезти, а потом забрать вас. У вас порезы на пальцах, и ладони перевязаны. Рулить могло быть больно.
- Сегодня уже смогу не только рулить, но играть на гитаре, - заверил Аллен. – Если Лана попросит меня спеть.
- То-то вы загрузили на заднее сиденье свой инструмент, - добавил Эндрю, стронувшись с места. – Только, учтите. Сначала у вас будет встреча с мисс Найтоул. И как бы это не испортило вам настроение. Наших она, прибыв утром, сразу же разнесла в пух и прах. До сих пор перья летают.
- За что? – удивился Аллен.
- За то, что Лану посадили под типа домашний арест. А её экипаж отправили отдельным самолётом на их учебную базу в Техасе.
***
Из-за светофоров Аллен прибыл с Эндрю только в половину десятого. И он не знал, какой разговор происходил до этого у мисс Найтоул с руководством местной авиабазы.
Сьюзан Найтоул – высокая худощавая женщина лет сорока с прямыми каштановыми волосами до плеч. Она не обязана носить военную одежду. Но её деловой костюм носит элементы военной формы. Черты лица – чёткие, резкие. И разговор – только по существу. С прямым попаданием в суть вопроса.
А ещё она пила кофе в гораздо больших количествах, нежели кто-либо даже из студентов, готовившихся по ночам к экзаменам. Перед ней стояли уже три пустые чашки. Но это никак не влияло на спокойный, почти безэмоциональный тон её речи. И у неё нет ни мужа, ни союзника. Даже её самолёт, которым она управляла сама - обычный борт. Личный.
Но она очень любила своих подопечных. Она – как будто монахиня, вдруг подумал Аллен. Просто отдающая им свои душевные силы. Помогающая им. У неё на данный момент под наблюдением два десятка живых крыльев.
- Ну вот, вы рассказали о себе, я тоже, - сдержанно улыбнулась она и раскрыла папку: - Теперь ознакомьтесь с документами. Прочтите внимательно и если что, спрашивайте.
На изучение документов, касающихся Уз с военным самолётом, ушло почти два часа. Количество пустых чашек к тому времени увеличилось до шести. Аллен кофе не пил, во всяком случае не в таких количествах. Перед ним стояла бутылка с минеральной водой, уже почти опустевшая. И бурчащий живот напоминал о времени ланча.
Наконец все подписи были поставлены, и мисс Найтоул сделала ксерокопии (ксерокс находился в коридоре).
- Оригиналы будут у меня в отделе технопсихологии и у вас, - она подала пачку листов бумаги в прозрачной пластиковой папке. – А также ксерокопии. Храните всё в надёжном месте.
- Хорошо, - Аллен взял папку и засунул в карман на чехле гитары, которая находилась тут же. Технопсихолог подняла брови:
- Это вы считаете надёжным местом?
– Но ведь надо же их довезти до дома и при этом не помять, - пояснил Аллен. – Я могу идти к Лане?
- Сначала зайдём в кантину, - возразила технопсихолог, - потом вас отвезут. Гитару на время оставьте здесь.
В кантине было многолюдно. Да, конечно, перерыв на ланч. У всех, кто не на тренировках. Выстояв очередь на раздаче, Аллен и мисс Найтоул взяли горячее – пюре с тушёным мясом – и салат. Технопсихолог взяла ещё чашку кофе. Они с трудом нашли два свободных места и сели с подносами друг напротив друга.
- Раз уж вы решили заключить с Ланой союз, вам придётся переехать в Абилин, штат Техас, - говорила технопсихолог. – Здесь, в Джорджии, Лана появляется только для отработки с экипажем посадки и немедленного взлёта. То есть на десять-пятнадцать секунд.
- Но почему она захотела союз со мной? – продолжал удивляться Аллен. – Она говорила, что давно хотела предложить мне Узы. Всего лишь на основе десятисекундных встреч?
- Аллен, для эмпатического контакта бывает достаточно и десяти секунд, - пояснила мисс Найтоул. – После нескольких коротких проходов здесь Лана почувствовала, что вы не просто поёте, а поёте для неё. Потому что вас она почти всегда видела, проходя по ВПП.
У неё до вас были две неудачные попытки заключить Узы. Поэтому к вам она долго присматривалась. И ничего не говорила мне. Рассказала только сегодня до того, как я устроила нахлобучку здешним военным. Конечно, и ей я сделала замечание: если бы всё было рассказано мне вовремя, обошлось бы без дисциплинарного взыскания для неё. Но нахлобучка военным, особенно полковнику Рэйвену, была особенно серьёзной.
- Почему?
- Потому что они не понимают психологии живых крыльев. Но при этом не стесняются принимать решения. Притом, что знают – на их ВПП выполняет учебные задания живое крыло, тренирующая курсантов. А живому крылу тоже бывает нужна экстренная посадка. Хоть и гораздо реже, чем пилотам обычных бортов.
- То есть Лане отказали в посадке?
- Да. Под тем предлогом, что та же ВПП используется гражданскими бортами. Но у живого крыла очень хороший контакт с диспетчерскими службами и представление о ситуации в небе. Поэтому полёты с гражданскими живыми бортами – наиболее безопасны. Как и тренировки с военными. И если живому крылу нужна посадка – значит, так действительно нужно. И живое крыло сделает посадку хорошо.
- А что же гражданские диспетчеры? Полковник Рэйвен сказал, что они были встревожены.
- Они были удивлены. Но согласие дали, потому что умеют работать с живыми крыльями.
- А... экипаж? – спросил Аллен.
- За то, что экипаж отправили на базу Дайс до моего прибытия сюда, был отдельный выговор, - проговорила мисс Найтоул. – Курсантам следовало бы дождаться меня. Не думаю, что они сердятся на Лану-инструктора, но некоторые вещи им нужно объяснить.
- Мне можно к Лане? – спросил Аллен, осилив пюре с мясом на две трети. Больше есть не хотелось. От волнения. И от сильного ощущения, что Лана ждёт его.
- Да, - кивнула технопсихолог. – Кстати, по моему требованию Лана заправлена. Вы-то хорошо заправились?
- Нормально, - отозвался Аллен. – Наелся... Я возьму гитару, можно? Мне кажется, Лана так хочет. И... бутылку минеральной воды.
- У Ланы на борту есть и минеральная вода, и армейские порции, - проговорила мисс Найтоул. – И прочие удобства. Не стесняйтесь ими пользоваться. Лана тренирует экипажи на длительные перелёты. И постарайтесь не потерять документы. Я на всякий случай сделаю резервные копии.
***
Поблагодарив водителя, Аллен вышел из микроавтобуса. Не забыв, конечно, гитару в чехле. Лана... Самолёт B-1 Lancer, стратегический бомбардировщик. Аллен ощущал её взгляд. И кажется, улыбку.
- Я ждала тебя, Аллен, - проговорила она. – Жаль, что вчера тебе не разрешили придти. И мисс Найтоул прилетела только утром. Проходи на борт, в кабину. Садись в левое кресло. Гитару пристегни на правом.
Аллен поступил согласно инструкциям Ланы. Живое крыло проговорила:
- Мы взлетим через сорок минут. Сейчас должны приземлиться три гражданских борта. Я вырулю к въезду на ВПП, но нам нужно будет подождать.
- Я совсем не против, - отозвался Аллен. – Главное, что мы теперь вместе.
- Сегодня ты – мой экипаж, - мягко проговорила Лана, выруливая к взлётной полосе. – Не стесняйся пользоваться всем, что у меня на борту. У нас будет долгий перелёт. Но давай пока посмотрим на тех, кто сейчас приземляется и взлетает.
Аллен откинулся в кресле, закрыв глаза. Сидя в кабине, он ощущал взгляд самолёта – почти так же, как ощущал, будучи извне, под проливным дождём.
- Боинг 737. Эрбас A320. Ещё один Боинг 737, - через некоторое время проговорила Лана. – Интервал между посадками – десять минут. Когда они все приземлятся, мы взлетим. Ты хочешь о чём-то поговорить?
- Я просто хочу услышать то, что ты решишь рассказать.
- Сначала спрошу. Ты хочешь переселиться в Техас? Город Абилин, ближайший к авиабазе Дайс.
- Да, - ответил Аллен. – Чтобы быть ближе к тебе. Я программист, так что работу там найду.
- Ты сможешь стать военным программистом, если захочешь, - проговорила Лана. – Посмотри, вот первый Боинг 737. Управляется, как обычно, двоими пилотами. Снижается очень хорошо.
Аллен, открыв глаза, наблюдал посадку Боинга American Airlines. Действительно, ребята снижаются грамотно. Как фотоспоттер, он не раз наблюдал посадки. И чувствовал разницу.
Самолёт плавно сел и поехал к концу дальней взлётно-посадочной полосы, чтобы потом развернуться, перейти на ближнюю полосу и подъехать к терминалу гражданского аэропорта. Лана, помолчав, проговорила:
- У тебя был хороший разговор с моим технопсихологом. Теперь она станет и твоим... психологом, так это называется у людей.
- Мисс Найтоул меня удивила, - признался Аллен и добавил: - Приятно удивила.
- Мисс Найтоул – эмпат, но у неё нет союзника, - помолчав, добавила Лана. – Возможно что и не будет. У каждой души свой жизненный путь. Как у человека, так и у живого крыла.
- На Земле это называется – монахиня, - проговорил Аллен. – Лана... Расскажи о твоём технопсихологе. Раз уж она теперь и мой психолог.
- Сьюзан Найтоул родилась и провела юность в Детройте. Но Детройт уже тогда начал умирать и разрушаться. Всё больше и больше людей уезжали оттуда. Её семья тоже уехала.
Семья Найтоул была небогатой. Поэтому Сьюзан Найтоул решила служить в армии, чтобы оплатить обучение в Массачусетском Технологическом институте. Тем, кто отслужил, армия оплачивает высшее образование. Сьюзан работала в военном аэропорту, занималась решением логистических вопросов. Завершив службу, уехала в Массачусетс и поступила в Технологическом институте на факультет мозга и когнитивных процессов. Тогда и узнала о существовании живых крыльев. А также о том, что между живым крылом и человеком возможен Союз.
Её дипломная работа была связана с живыми крыльями. После того, как Сьюзан стала магистром, её отправили на стажировку в Реювайрош. Это в Европе. Вернувшись в Массачутетс, Сьюзан внезапно стала деканом только что образованного факультета технопсихологии. Решила ряд организационных вопросов и наладила учебный процесс. После чего ушла из института и стала работать с живыми крыльями.
Я уже пять лет с ней. Мисс Найтоул должна была тебе сказать, что у меня дважды не получалось заключить Узы. Мы с вами ещё только учимся жить вместе. Люди не всегда умеют жить и друг с другом, так мне объясняла мисс Найтоул. Что уж говорить о союзе человека и живого крыла... У меня и с экипажами бывали сложности. Как инструктор, я говорю: чётко делайте то, что сказано. Но не всем это нравится. Я добавляю: с такими ошибками у вас будет шанс гробануть свой борт, если он не живое крыло.
Последние слова были сказаны гораздо более твёрдым голосом. Наверное, так Лана и инструктировала своих курсантов.
- Мы можем взлетать, - голос Ланы снова стал мягким. – Диспетчерская служба дала разрешение.
***
Лана показывала Аллену южные штаты Америки с высоты. Сначала она двигалась на восток, к побережью Атлантического океана. При этом она часто переговаривалась с диспетчерами, ибо стратегический бомбардировщик, летающий необычным маршрутом – неожиданность для диспетчерских служб. Над океаном она сделала плавный разворот и направилась на запад.
- Покажу тебе Техас сверху, - пояснила она. – Там сейчас хорошая погода и прекрасная видимость.
- Моё будущее место жительства, - проговорил Аллен. - И будущее место работы.
- Наша база находится в центре Техаса, - говорила живое крыло.
- Возле города Абилин, - добавил Аллен. – Я гуглил.
– Я знаю. Но сейчас покажу тебе весь штат. Техас – один из самых больших штатов, там разные климатические зоны.
- Лана, можно посмотрю твоими глазами?
- У меня их много, - казалось, Лана мысленно улыбнулась.
***
Лана с Алленом на борту вернулась на базу к вечеру.
- После дозаправки и техосмотра мне нужно возвращаться в Техас, - проговорила она. – Побудь пока у меня.
Аллен, сделав глоток из бутылки с минеральной водой, потянулся к гитаре:
- Хочешь, я тебе спою?
- У тебя ещё не залечились пальцы, - отозвалась Лана. – Подожди. Споёшь из дома, когда раны залечатся. Мы будем общаться по мобильной связи.
Где-то с час они разговаривали, а порою вместе молчали. В такие моменты Аллен снова чувствовал погружение во взгляд живого крыла.
- Мне пора вылетать, - мягко проговорила самолёт после одной такой паузы. – Давай попрощаемся.
- Мне не хочется расставаться, - вздохнул молодой человек.
- Мне тоже, - сказала живое крыло. – Но это ненадолго.
***
Аллен поднялся на верхний ярус парковки. Майк и Бен – знакомые ему фотоспоттеры – находились там же. Майк, как обычно, с камерой и длиннофокусным объективом. Бен – с прослушивающим радиоустройством.
- О, а вот и наш безумный шаман появился! – обрадованно проговорил Бен.
- Давно тебя не было, - добавил Майк. – Целых две недели.
- Странно, что на этот раз без гитары, - заметил Бен. - Больше не поёшь для самолётов?
- Я завтра переезжаю в Техас, - отозвался Аллен. – В Абилин. К союзнице. За пару недель передал рабочие дела другому программисту и собрал вещи.
- Она сама тебя повезёт? – поинтересовался Майк. Аллен отрицательно покачал головой:
- Нет, я на машине. С прицепом. Лана здесь только учит курсантов делать посадку и немедленный взлёт.
- Кстати, - Бен слушал переговоры пилотов с диспетчерами на радиоустройстве, - твоя союзница скоро будет здесь! Но я радио тебе не дам, а то опять нашаманишь неожиданный срыв тренировки.
- Вон она, - Майк указал на приближающийся белый силуэт самолёта и тут же перевёл фотокамеру в боевое положение, начав щёлкать в пулемётном темпе.
Аллен стоял возле поручня и смотрел на B-1 Lancer. Потом улыбнулся и помахал ей рукой в знак приветствия. Она качнула крылом. Снова провела касание взлётной полосы и ушла в небо. Аллен снова помахал ей, и она тоже ответила качанием крыла.
- Ну что, парни, давайте прощаться, - проговорил Аллен и протянул руку для пожатия сначала Майку, затем Бену.
- Нам без тебя будет скучно, безумный шаман, - вздохнул Бен.
- И без твоей гитары, - добавил Майк.
- Мои записи благодаря Лане и её технопсихологу прошли на музыкальное радио, - отозвался Аллен. – На «Техасскую волну». Если услышите там имя Аллен Лэнс – это я.
- Фамилию, что ли, сменил? – удивился Бен.
- Нет, просто взял псевдоним, - пояснил Аллен. – Ну, удачной фотоохоты! Буду заглядывать на ваш сайт.
Аллен лёгкой, стремительной походкой направился к металлической лестнице, проходящей через все ярусы парковочного гаража. Друзья-фотоспоттеры задумчиво смотрели ему вслед.


@темы: Живые крылья, Самолёты, Творчество

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

С мечом и гитарой

главная