Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:25 

Этюд о живых крыльях. Продолжение

ladyvoltron
Бесконечных побед на бесконечном пути! / Борец за права плавмаяков и самолётов
Этот кусочек повести вдохновлён воспоминаниями из моего прошлого. Вот что было в Гатчине - о том и рассказываю :)

----------

Приехавших молодых женщин встретил высокий мужчина с резкими чертами лица. На вид ему было около пятидесяти. Носил он военную форму. Его тёмные волосы были обильно тронуты сединой.
- Эно Танайшада, - представился он, пожимая руку Юли, и добавил на английском: – Я не говорю на русском. Если что-то будет непонятно, Сзарниаш для вас переведёт.
- Да я... не то, что совсем не понимаю, - ответила Юля тоже на английском. – Но если что-то непонятно, спрошу.
Служебный автобус подвёз их к ангарам. Следом за Танайшадой, Иной и Сари Юля зашла в ангар, где находился покалеченный в Сирии Эзюшт-Алан. Теперь с него было снято брезентовое покрытие. Вокруг суетились техники. Юля не удержалась от горестного вскрика.
Танайшада положил ей руку на плечо:
- Не беспокойтесь. Вы в последний раз видите Алана в разбитом корпусе. Через три часа вы увидите его таким, каким встретили впервые.
- Алану предстоит, говоря по-человечески, родиться заново, - добавила Инеклиш уже по-русски. – Перевоплощение – непростая вещь и для живого крыла.
- Юля, подойди и скажи ему, вернее, дай почувствовать, что ждёшь его, - распорядилась Сари. – Лучше зайди в кабину. Не нужно говорить. Можно просто посидеть рядом и помолчать.

- Перенос процессора в новый корпус займёт чуть меньше трёх часов, - говорила Ина, сидевшая рядом с Юлей в автобусе. Служебный автобус вёз их в главное здание аттестационного центра. – О завершении процесса нас оповестят.
Выйдя из автобуса, Ина и Юля прошли через открывшиеся перед ними стеклянные двери. Ина набрала что-то на смартфоне. Подъехал лифт, тоже со стеклянными стенами. Юля вошла в лифт вслед за Иной. Лифт начал двигаться по довольно странной траектории – не вертикально, но и горизонтально, как будто сам находил, куда доставить пассажиров.
Двери лифта бесшумно разошлись. Ина и Юля оказались в... цветочной оранжерее?
- Зимний сад... – проговорила Юля, оглядываясь. – Как у нас на химфаке.
- У вас тоже такое? – спросила Ина.
- Да. На четвёртом этаже, - ответила Юля. – Ну... поскромнее, конечно. Всегда приходила туда, чтобы поговорить с Аланом... А здесь ещё и фонтан? – она слышала журчание воды.
- Да, - Ина взяла Юлю за руку: – Пойдём. Шум воды успокаивает. Как и шум ветра. Мы, люди, в плане стихий ближе к воде. Мы ведь на восемьдесят процентов состоим из воды! А самолёты, – Ина улыбнулась, - ближе к ветру.
Они присели на деревянную скамейку возле фонтана. Фонтан представлял из себя что-то вроде небольшой скалы, на которой сидела девушка с самолётными крыльями (почти как в Пулково-3), и из наклонённого кувшина в её руках текли водяные струи, падали, разбиваясь на несколько потоков скалистыми уступами. Из воды, над плавающими зелёными листьями, поднимались белые и розовые лотосы.
- Ина... – взволнованно спросила Юля. - Как Эзюшт переносит перевоплощение? Это ведь... как родиться заново?
- Нет, у живых крыльев не так, как у людей, - мягко ответила Инеклиш. - Эзюшт сейчас пребывает в мире своих сновидений. Ты, как эмпат, можешь к нему присоединиться. Войти в его сны.
- Это... возможно? – удивлённо спросила Юля. Инеклиш кивнула:
- Да. Помнишь, что Сари рассказывала вчера? Как она проникла в сны своего союзника и избавила его от сновидческого кошмара? Но у Эзюшта кошмаров нет. Ему просто не хватает тебя. Твоего мысленного присутствия рядом.
- Но как именно я могу войти в сны Эзюшта? – не понимала Юля. Инеклиш успокаивающе улыбнулась:
- Я помогу тебе... Хотя, скорее ему, чтобы он вошёл в твои сны.
Юля на скамейке свернулась калачиком, пристроив голову на колени Инеклиш. Ина накрыла её белой павлово-посадской шалью с цветами. И тихонько запела... как Юля поняла, буддийскую мантру! «Ом мани падме хум». Девушка слушала голос Инеклиш и журчание воды. И чувствовала, как тихий и спокойный голос всё больше погружает её в сон.

***

Юля, в сиреневой куртке и чёрных джинсах, стояла возле здания гатчинской школы-лицея номер 3. Здание из красного кирпича было устроено в форме буквы «П», и в промежутке между вертикальными перекладинами буквы разбит небольшой сад. Посреди сада красуется скульптура серого кота с белой грудкой. Учёный кот, символ лицея. Лучшая школа Гатчины, куда Юля ушла на последние два года обучения, чтобы потом поступить в университет.
На улице стояло лето. Странно, подумала Юля, ведь сейчас декабрь. Но если это сон, кто знает, в какое время он может её перенести...
...Интерес к химии проснулся, когда Юля впервые взяла в руки отцовский фотоаппарат. Ей тогда лет восемь было, наверное. Тогда ещё в ходу были не только цифровые аппараты, но и чёрно-белые и цветные фотоплёнки. Вот как их обрабатывать, с этим Юле пришлось повозиться. В летнем лагере, куда её на месяц отправляли родители, Юля занималась в фотокружке. Руководитель кружка был неизменный – Борис Михайлович.
Конечно, с плёночной фотографии Юля перешла на цифровую. Однако химические процессы – теперь уже не только в фотографии – продолжали её интересовать. Узнав, что в школе-лицее самая сильная преподавательница химии, Юля перешла туда. В школе номер девять, где Юля училась раньше, конечно, завуч была разочарована, потому что Юлю рассматривали как будущую золотую медалистку.
Старшие классы в лицее действительно набирались из самых сильных учеников по Гатчине. Некоторые классы были специализированы. Например, математический класс. Но Юля с математикой не особо дружила. Специализированного класса по химии, конечно же, не было, и Юля выбрала старший класс общей направленности.
Юля присела на низкую металлическую загородку, глядя на Учёного кота. Он появился здесь, наверное, в тот же год, когда она перешла в лицей.
...Странно, почему, при такой чудесной летней погоде, на улице – не единого человека?.. Но ведь это же сон, вдруг сообразила Юля. А можно ли во сне зайти в школу и пройтись по знакомым кабинетам? Зайти в кабинет Тамары Зотиковны, преподавательницы химии, которую боялся весь город?..
Юля подошла к входу и потянула на себя ручку двери. Дверь поддалась. На вахте никого не было. В здании вообще царила пустота. Ни голосов, ни звуков шагов. Юля поднялась по лестнице на второй этаж. Там, где находится кабинет химии.
Осторожно приоткрыв дверь, Юля зашла внутрь. Тоже – пустота. Никого. Только привычная таблица Менделеева висела на месте. Первую оценку, которую Юля получила, стоя под этой таблицей и ответив урок – тройка. Тройбан. Тамара Зотиковна скептически посмотрела на новую ученицу, поставила тройку в классный журнал и отпустила Юлю на её место.
Юля села за переднюю парту, где она привыкла сидеть с подругой, Леной. У них обеих начинало портиться зрение. На этой почве – просто сидя впереди, чтобы лучше видеть, что написано на доске – они и подружились.
Как ни странно, контакт с Тамарой Зотиковной у Юли быстро наладился. И уже осенью Юля участвовала в школьной олимпиаде по химии. Потом – в городской. Потом вышла на областную, но немного не дотянула до призового места – оказалась четвёртой. Впрочем, строгая Тамара Зотиковна особо на неё не ворчала. Выдавала литературу, проводила консультации. Часть книг, выданных Тамарой Зотиковной, до сих пор находится у Юлиных родителей в Гатчине. Хотя самые нужные книги теперь были у Юли в студенческом общежитии в Петродворце.
Накануне выпускных экзаменов, когда и в лицее Юлю определяли как золотую медалистку, случилось то, что Юля никак не ожидала...

***

...На плечо Юли опустилась тёплая, но твёрдая рука. Юля подняла голову. Рядом с ней сидел молодой человек в белом кителе (пилотском?). И волосы его - тоже белые. Не седые, а именно белые. Как снег. Мягко падающие на его плечи.
- Эзюшт... Алан! – воскликнула Юля, сама поражаясь своей догадке.
- Да, это я, - молодой человек улыбнулся. - Но где мы? Ты... здесь жила?
- Я здесь училась, - пояснила Юля. – Гатчинский лицей.
- Вот как он выглядит изнутри... – проговорил Алан. – Я не мог его представить мысленно по твоим рассказам. Это химический кабинет?
- Откуда ты знаешь? – удивилась Юля. Алан снова улыбнулся:
- Таблица Менделеева входит в базовый курс живого крыла. У нас, конечно,своя классификация элементов, но одно не так сложно перевести в другое. Структура элементов ведь не меняется, как ты их не назовёшь. Даже в изотопах. Юля, почему ты выбрала химию?
- Интересно стало... Из-за фотографии. Это сейчас всё снимается на цифру. А раньше – чёрно-белые и цветные фотоплёнки.
- Юля, ты когда-то рассказывала про твою учительницу химии. Тамара Зотиковна, я правильно запомнил? Это её кабинет?
- Да. – Юля опустила голову. – Тамара Зотиковна умерла перед моими выпускными экзаменами. Так неожиданно... Я хотела, чтобы наш вокальный ансамбль выступил перед нею.
- Соболезную, - тихо проговорил Алан. – Прости, что раньше этого не понял.
- Алан! – Юля обхватила его обеими руками. – Прости, это я раньше не поняла! Что ты... самая близкая мне душа! Несмотря на то, что я человек, а ты – самолёт. Тебе не нужно было лететь в Сирию!
- Юля, - произнёс Алан, мягко взяв девушку за плечи. – Я плохо понимал тебя. Думал, что... неважно, не беспокойся. Я сейчас в твоём сне, поэтому в человеческом облике. Если хочешь, покажи мне то, что видишь.
- Хорошо... – Юля поднялась и взяла Алана за руку. – Эта школа... У меня там было несколько подруг детства, но когда я поступила в старшие классы, многие подруги от меня отвернулись.
- Почему?
- Потому, что я интроверт. И плохо вижу. Села на первую парту в среднем ряду. Ко мне подсела девчонка, тоже с проблемами со зрением. И тоже интроверт. Мы, хоть не сразу, но подружились. И большая часть класса как будто отстранилась от нас. Когда мы с Леной... извиняюсь, в связи с моими физиологическими моментами, - опоздали на совместную выпускную прогулку, нас никто не стал ждать. Мы с Леной полночи гуляли вдвоём. Рассказывали разные истории и эпизоды из прошлого. И знаешь... Я не жалею от отказа принять золотую медаль. Тамары Зотиковны мне очень не хватало. Поступила на химфак. Возможно, стану тоже учителем химии в школе.
Девушка встала, взяла с учительского стола лазерную указку и направила её огонёк на первый элемент во второй строке таблицы:
- Литий. Вот за него я и получила тройбан. Сейчас литий используется в батарейках, я пишу по нему курсовую. Это уже электрохимия... Пойдём покажу тебе наш лицей. Хотя не уверена, что все кабинеты теперь выглядят такими, как я запомнила. Сейчас в школах всё быстро меняется.
Юля взяла Алана за руку и повела за собой. Они посетили несколько хорошо знакомых Юле кабинетов: литературный, английского языка, исторический, математический. Потом прошли по галерее, вымощенной старым паркетом, и зашли в спортивный зал. Высокие окна спортзала пропускали обильные лучи солнца. В лучах светились летавшие в воздухе пылинки.
- Я умела хорошо лазить по канату, - девушка кивнула на угол со сдвинутыми вместе толстыми канатами. – Но мне больше нравилось играть в баскетбол.
Она подняла с пола баскетбольный мяч и закинула в корзину. Промазала. Второй раз – ну почти попала... С третьей попытки попасть удалось.
- Можно попробую? – вдруг спросил Алан.
- Давай. – Юля, ударив несколько раз мечом об пол, перебросила его Алану. Алан, по-прежнему в облике молодого человека с белыми волосами, подбросил мяч несколько раз в руках, словно ощущая его вес и упругость, потом кинул... и попал!
- Ничего себе! – удивилась Юля. – С первого раза!
Алан кинул мяч ещё раз, и ещё... И ни разу не промазал!
- Афигеть просто! – воскликнула Юля.
- Мы, живые крылья, так устроены, - пояснил Алан. – Снимаем как можно больше информации через внешние данные, анализируем и корректируем наши действия согласно этой информации. Я смотрел на тебя, как ты бросаешь мяч, потом ощутил его в своих руках. И понял, как правильно делать бросок. Живое крыло может ошибиться только при недостатке информации.
- Давай покажу тебе кое-что ещё, - предложила Юля. – У нас в лицее была и военная подготовка. Вплоть до того, чтобы бегать по школьному стадиону в противогазах. Был также стрелковый кружок, я туда ходила несмотря на проблемы со зрением.
Девушка взяла Алана за руку и потащила к выходу. Пройдя через первый этаж, они спустились в подвальное помещение. Однако это был просторный, чистый и прекрасно оборудованный подвал. Действительно тир. Причём двадцать пять метров в длину.
- Мы здесь стреляли не из пневмашки, а из малокалиберной винтовки, - поясняла Юля. – Поэтому такое просторное помещение... Сейчас тебе покажу.
Она легла на матах, привычным движением зарядила винтовку, и сделала выстрел. Опять не попала в «яблочко» мишени. И так несколько раз.
- Хочешь попробовать? – сев по-турецки, Юля протянула Алану перезаряженную винтовку. – Ты достаточно наблюдал меня и видел мои ошибки.
- Нет, - забрав у Юли винтовку, он разрядил её и положил на маты. Патрон в его руке таинственным образом исчез. – Я не стреляю по живым. Условная мишень – это всего лишь схема. «Яблочко» - та часть живого существа, в которую ты хочешь попасть.
- Поняла... – Юля обхватила руками колени. – Алан... Будучи в школе, я влюбилась в военрука. Молодой, очень интересный, несмотря на то, что внешне – далеко не красавец. И очень инициативный. Возродил стрелковый кружок. Но проработал в лицее всего лишь год. Ушёл по личным причинам... Видимо, из-за того, что я впервые влюбилась в военного, я и стала искать союз с военным самолётом.
- Почему ты отказалась от поиска союза с человеком? – спросил Алан.
- Потому что... В отношениях с человеком часто имеет большое значение секс. А я асексуал. В подростковом возрасте гуляла с парнями, но как только парень настаивал на сексе, мне становилось неприятно, и я отказывалась от продолжения отношений. Уже в универе узнала про Узы. Где секса нет, но есть глубокий эмпатический контакт. Чувствовать душу друг друга.
Она вздохнула, положив подбородок на колени.
- Может, школьная влюблённость в военного и стала причиной ошибки, почему я искала союз с военным самолётом. На самом деле я искала близкую душу. И теперь нашла.
Пододвинувшись ближе к Алану, она положила ему руки на плечи:
- Знаешь, это хорошо, что я вижу тебя человеком. Но я хочу видеть тебя в настоящей сущности. Самолётом. Тем, кем ты стал на Земле. Это возможно в совместном видении?
- Юля, - Алан мягко сжал её ладони. – Это возможно. Но у меня через пять минут - активация в новом корпусе. Совместное видение не смогу при этом удержать. Мы увидимся, как ты говоришь, в реале. Просто приходи в мой ангар. Мама тебя привезёт.
Изображение Алана дрогнуло и исчезло. Так же начало дрожать изображение лицейского тира. Казалось, началось землетрясение. Со стен падали куски бетона. Юля рванулась к выходу, выскочила на первый этаж, помчалась к выходу из школы и... проснулась.

@темы: Живые крылья, Творчество

URL
Комментарии
2017-04-05 в 16:47 

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
ladyvoltron, у тебя очень душевные тексты. Читаю и наслаждаюсь. Цикл про Живые крылья - очень оригинальный ))

2017-04-05 в 17:47 

ladyvoltron
Бесконечных побед на бесконечном пути! / Борец за права плавмаяков и самолётов
Крис, спасибо!..

Если честно, этот текст был вдохновлён моими воспоминаниями из школьной жизни. Когда я училась в школе-лицее, хоть правда и в математическом классе, но участвовала одновременно в трёх олимпиадах - математической, физической и химической. И была слегка влюблена в молодого интересного военрука :) Поэтому и занималась в стрелковом кружке :)

Тамара Зотиковна, учитель химии - реальный человек. Она готовила меня к химическим школьным олимпиадам. Но на первом уроке я правда получила у неё трояк :)

...Такая вот была школьная жизнь :)

URL
2017-04-05 в 17:56 

Yaten Totenvogel
Nuclear Power, make up! || Я шизофрению не лечу, она у меня не болит
Это мне немного напомнило одну серию из "Трансформеров Виктори", там Оптимус Прайм сильно пострадал в схватке с врагом, и решено было создать ему новый корпус. Правда, тогда он потерял память. Просто вспоминаю, как прочие во время операции сидели и волновались.

2017-04-06 в 02:51 

ladyvoltron
Бесконечных побед на бесконечном пути! / Борец за права плавмаяков и самолётов
Yaten Totenvogel, надо будет поискать эту серию.

Хотя у живых крыльев бывает по-разному. Алиса-вертолёт сохранила свой корпус, но из-за повреждения капсулы процессора потеряла кратковременную память. И как ей будут восстанавливать память, для меня пока неясно. Но Артур не зря отправился в Реювайрош вместе с нею.

Алан-Эзюшт потерял именно корпус. Память его сохранилась. И с приездом союзницы его эмпатические способности обострились. То, что живое крыло может войти в сны человека-союзника без осознания со стороны человека уже заключённого союза - случается не так уж часто.

...В школьных эпизодах немало моих автобиографических моментов.

URL
2017-04-06 в 10:08 

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
ladyvoltron, И как ей будут восстанавливать память, для меня пока неясно.
Может, из запасной копии данных? Которая хранилась в облаке, например?
Если честно, этот текст был вдохновлён моими воспоминаниями из школьной жизни.
Хорошо как :) очень понравилось :)

2017-04-06 в 12:34 

ladyvoltron
Бесконечных побед на бесконечном пути! / Борец за права плавмаяков и самолётов
Chris Baggins, ещё раз спасибо! Да, вспомнить о школе мне тоже было приятно. Тамара Зотиковна и Лена - вполне реальные люди. Ну, только потому, что Юля училась позже меня (она же по сюжету моложе, чем я), я подумала, что любимая преподавательница химии могла неожиданно умереть. Так неожиданно, как умер папа. К сожалению, в этой повести у меня много на тему смерти, но это не депрессия. Это о том, как важно жить и помогать друг другу.

Насчёт Алисы - облако данных у живых крыльев есть, и она туда всё пишет. Но, просматривая записи, она не ощущает связи событий с собой. У неё потеряна эмоциональная компонента. То есть на более тонком уровне, чем информационный. Вот это и нужно восстанавливать, и тут помочь могут только психологи.

URL
2017-04-06 в 15:25 

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
ladyvoltron, всё ясно с Алисой )) мне стало интересно, как это будет. Буду ждать продолжение ))

2017-04-06 в 16:02 

tin_ton
Стань обычной - выделись из толпы индивидуальностей!
ladyvoltron, Тамара Зотиковна действительно внезапно упала и умерла несколько лет назад, одна в своей квартире, родственники обнаружили через несколько дней.
Если уж я тоже реальный человек, то не могу не высказать некорого недоумения. Я питала иллюзии, что кроме слабого зрения нас еще что-то связывало и объединяло. Что мы подружились еще летом, в ЛТО, во всяком случае там познакомились ближе, и что сесть вместе было нашим обоюдным решением. Ну и мои воспоминания о нашем классе какие-то более приятные остались, ребята были хорошие, ну не бросались к нам с распростертыми объятиями, но относились вполне доброжелательно. Ну да, мы не были самыми популярными девочками в классе, мягко говоря))), ну так и характерец наш интровертный к этому весьма не располагал. Я, по-моему, вообще ни с кем не разговаривала в школе, по возможности. Зато после школы с некоторыми одноклассниками когда случайно сталкивалась, мы могли час целый проговорить с обоюдным удовольствием, и что-то никакой неприязни я не улавливала. Пожалуй, жаль, что я была в школе настолько замкнутым человеком и так мало общалась, с нашими одноклассниками было о чем поговорить, умнейшие ребята были и очень разносторонние. Но эти два года в школе мы с тобой постоянно были бок о бок, везде, всегда вместе, ходили или не ходили на дискотеки и мероприятия вместе, если разъезжались на каникулы, писали друг другу письма, и мне наши отношения представлялись с обеих сторон довольно крепкой и основательной дружбой. А ты описываешь меня, как некоего случайно подсевшего рядом человека, с которым ты волей неволей оказалась связана. Открытие, однако. Ну и в моих воспоминаниях отправиться после выпускного вдвоем гулять по парку тоже было нашим собственным обоюдным решением, а не некой неприятной случайностью.

2017-04-06 в 19:39 

ladyvoltron
Бесконечных побед на бесконечном пути! / Борец за права плавмаяков и самолётов
Chris Baggins, продолжение будет :) Но не знаю, когда. Это как прорабатывать целую реальность. Тут главный затык: что из себя представляет Аттестационный центр Реювайрош? В случае с Алисой об этом нужно рассказать подробнее.

tin_ton, фига себе... Подозревала, что я интуит, но не думала, что настолько... :( Ладно, фиг с моими мистическими особенностями. Вот честное слово, так и думала - это произошло случайно!.. О Тамаре Зотиковне у меня самые тёплые воспоминания. Вот странно: получить сначала суровый тройбан, а потом с радостью работать вместе. Эта повесть посвящена и Тамаре Зотиковне.

Слабое зрение... Ну, вообще-то, я была приятно удивлена, что ты села рядом со мной. Вот этот поступок меня тепло удивил. А я-то села на первую парту именно из-за слабого зрения. Лена Кошевенко, с которой мы дружили, так ко мне и не села. А с Дашей Лукашевич, обращавшейся со мной недостаточно вежливо, я бы сейчас обращалась по-другому. Впрочем, в одной из встреч после выпуска так и случилось. Я игнорирую чересчур высокомерных людей. Их для меня просто нет.

Ирина Ф., тоже не самая лёгкая девушка, сама потом обращалась ко мне. И я просто отвечала дружеским советом. Не игнорируя, несмотря на то, что и ей была игнорирована в прошлом.

Ты - не случайный человек. Совсем не случайный. Просто в данном фрагменте повести эта тема недостаточно раскрыта. Но с Юлей у меня не последний эпизод :)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

С мечом и гитарой

главная